Тайны, невероятное, необъяснимое и непознанное

За яблочко, за яблочко…

За яблочко, за яблочко…


Сверхталант — это умение увидеть там, где другие не заметили.
(Джулиана Вильсон)

Что у вас вызывает в памяти слово «филер»? Фильм «Ленин в 1918 году»? Человек в котелке, с тростью, выглядывающий из-за афишной тумбы, с омерзительным порывом: «Да кто ж так душит! За яблочко, за яблочко…»? Ужасный тип! Отношение к филерам, в свое время, в народе было, мягко говоря, недоброжелательным. Ведь по роду своей деятельности они занимались чем-то неприличным. Все равно, что смотрят в замочную скважину! Тьфу!

И они глубоко ошибались! Служба наружного наблюдения состояла в основном из филеров-агентов. Филеры старались остаться незамеченными и выявлять контакты. От негласного наблюдения не был застрахован никто: подозрительный интеллигент и Распутин, студент и великая княгиня, депутат думы и секретный сотрудник охранки, токарь, пекарь и кто угодно!

«ГОРОХОВОЕ ПАЛЬТО»
Филер (до революции – филёр) – это простой шпик, «гороховое пальто», как знак принадлежности к сыскному отделению. В обязанности филера входило проведение наружного наблюдения и негласный сбор информации о лицах, представляющих интерес. Работа филера была механической: следить за своим наблюдаемым объектом и докладывать «охранке» ежедневно в форме письменного рапорта, где бывает его подопечный и что делает. Большинство из них были людьми малообразованными, потому не смогли в основном подняться выше унтер-офицерского уровня.

Одеваться филер должен так, как одеваются в данной местности жители среднего достатка, ни чем не выделяясь. Вся его деятельность – насторожённая работа ищейки, боящейся в то же время выдать себя и попасться. «Охранка» учила, как скрывать своё лицо, особо строго внушала, что встречаться глазами с поднадзорным нельзя, так как глаза запоминаются легче всего.

За яблочко, за яблочко…

Групповой портрет филеров


Кто-нибудь догадается, что это филеры?
Каждый филер имел при себе карманный альбом с фотографиями известных людей, революционеров. Это была небольшая книжка с листками из полотна, на которые наклеены портреты, а под ними краткий перечень примет. В любой момент филер мог сличить, похоже ли наблюдаемое лицо на одно из имеющихся в его альбоме.

За яблочко, за яблочко…


В фондах Московского и Петербургского охранных отделений сохранилось около 20 тыс. дневников наружного наблюдения за революционерами, государственными и общественными деятелями, отдельно — за вокзалами, театрами, посольствами и т.д. Кличка, даваемая филером, должна характеризовать внешность наблюдаемого, впечатление, производимое данным лицом, его костюм, обувь или все что угодно. Например, В.В. Маяковский проходил по кличке «Высокий», Инесса Арманд носила кличку «Плоская», А. Ф. Керенский назывался «Скорый», Рябушинский – «Кошелёк», Гр. Распутин – «Тёмный», были клички «Прицел», «Гнутый», «Винт»…

ФИЛЕР ФЕДОРОВ

За яблочко, за яблочко…


Журнал наблюдения был заведен Московской охранкой и на С. А. Есенина (иногда его в документах называли Есининым). Филеры ему дали кличку наблюдения «Набор» (может быть, он типографию посещал?). За ним постоянно следили три - четыре филера — Федоров, Грязное, Веремчук, Угаров, которые и указывали в ежедневных рапортичках результаты наблюдения.
Рапортичку от 1 ноября 1913 года писал филер Федоров. Почему я на него обратил внимание? Во-первых, это был не просто филер. Он дослужился до полицейского околоточного надзирателя, то есть в русской армии - унтер-офицер, фельдфебель. Зачисленный на государственную службу на должность околоточного надзирателя, он выполнял только свои филерские обязанности. Во-вторых, было видно, что почерк Федорова заметно отличался от почерка его подчиненных. Даже не вдаваясь в описание графических признаков, кое-что становится понятным в характере филера.

Почерк Федорова относится к средней степени выработанности. Он характеризуется некоторой вычурностью, т. е. наличием лишних, ненужных для правильного графического построения штрихов, применяемых для их украшения (например, буква «б») (1). Скорее всего, он обладал особыми оборотами речи, отличался косноязычностью – все эти качества были присущи отдельным писарям в военное время. «Надо же думать, что понимать! Отродясь не бывало, и вот опять!», - примерно так вещал подчиненному филеру Федоров, у которого с чувством юмора было туго. Так что, наверное, шутили филеры осторожно!

Что особенно бросалось в глаза, так это чрезмерная озабоченность Федорова властью. Буква «в» в почерке, в частности, отвечает за целеустремленность, честолюбие, за карьерные запросы. Заостренный, хорошо продавленный верхний отросток буквы «в» говорит о его жесткости в управлении и стиле достижения своей задачи (2). С таким вариантом пощады не будет никому, кто станет на его пути.

Почерк угловатый, колючий. Всё это говорит о его твердости, требовательности, строгости. Склонен к заострению конфликтов. Строптивый характер, властный, не любит возражений. Строг и тверд в делах, но, при случае, готов помочь.

Бывает деспотичен, подавляя чужие желания и волю, так как ему нужна была неограниченная власть – об этом свидетельствуют преувеличенные длинные прямые штрихи перед заглавными словами (3).

Чем острее, колючее буквы, тем жестче и несговорчивее человек, тем сильнее у него проявляется критичность, не редко доходящая до крайних пределов язвительности и «вредности» (в почерке это проявляется в виде острых, иглообразных штрихов) (4). Устраивает периодически мучения для подчиненных, иногда ад для домочадцев. Он самоуверен, тщеславен, и, в общем-то, по большому счету, глуп.
Но, если бы, все это относилось к обычному армейскому фельдфебелю, то о нем не стоило бы и говорить. Полицейский надзиратель Федоров, прежде всего, был классным филером. Его почерк говорит о задатках аналитического ума (четко очерченные острые углы в верхних петлях, например, буква «в» (2)). Решения рождались сразу, мгновенно, «изнутри», благодаря гибкому мышлению и практическому чутью. Он мыслил реалистично, старался принимать решения на основании проверенной и надежной информации. Сам обычно молчалив и немногословен. Почувствовав, что пришла пора действовать, становился очень мобильным, подгоняя себя и других.

Много ловкости и сноровки требовалось от филера Федорова, чтобы не упустить наблюдаемого. Он наверняка умел выходить из многих запутанных ситуаций, быть предприимчивым, энергичным, находчивым, обладал практической сметкой, гибкостью (обратите внимание - все буквы связаны). Он незаменим там, где требуется особое умение, где на время нужно кого-то ввести в заблуждение, притвориться, проявляя изворотливость, ловкость, и добиться своей цели (присутствие в тексте завитков, узелков)(5).

Федоров агрессивно пытался двигаться по карьерной лестнице. Ему крайне важно было получить подкрепляющую реакцию от начальства. Он мысленно представлял себе состоять не только полицейским надзирателем, а уж, как минимум, начальником охранного отделения!

Внешне он выглядел как очень сильный человек, внутри же переживал состояние подавленности. У психологов это называется фрустрацией - особое эмоциональное состояние, возникающее, когда человек, сталкиваясь с какими-либо препятствиями, не может достичь своих целей. В этом состоянии он переживает целый комплекс отрицательных эмоций: гнев, отчаяние, тревогу, раздражение, разочарование, готов был разразиться, и тогда пощады не жди!

Что ж, если подчиненные филеры будут хвалить его непрестанно, его глубину, проницательность, уникальность, то у каждого из них жить на службе станет полегче, временно, конечно. «Вы думаете, что мне далеко просто. Мне далеко не просто», - говорил, наверное, о себе, околоточный надзиратель.

Вот такой он, как мне кажется, Федоров – филер, полицейский околоточный надзиратель.

ДЫШИТЕ ГЛУБЖЕ – ВАС «ПАСУТ»
Наружное наблюдение было всегда, есть и будет. Определить, что вас «пасут» чрезвычайно сложно, по крайней мере, человеку непосвященному. Подбираются люди невзрачные, одевается «наружка» в серую, не запоминающуюся одежду. Они ездят на неприметных, потертых машинах, иногда раскрашенных под такси. Номера они могут менять несколько раз в течение смены. Разве их узнаешь… Следите, не следите, но если дана команда - значит вас «пасут», и вы об этом и не догадываетесь!

Преследование, наружное наблюдение – для этого нужны терпение, опыт, такт, умение физически и умственно собраться, пойти на риск.

Все мы ходим под Богом, а иногда и под наружным наблюдением!

Автор статьи: Яков Загер

  • 18-11-2015, 18:04
  • Просмотров: 1942
  • Комментариев: 0


Поделиться новостью с друзьями

Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: