Тайны, невероятное, необъяснимое и непознанное

Посмертный подарок Киприды (Легенда о засыпанном фалунском рудокопе)

Категория: Разное
   
Посмертный подарок Киприды (Легенда о засыпанном фалунском рудокопе)


История эта связана с событиями на шведском медном руднике Фалун в XVIII веке. И, на первый взгляд, не имеет никакого отношения к острову Кипр, по имени которого получила свое название богиня любви.

Однако именно на этом острове, примерно в 4000 году до нашей эры, возник центр добычи металла, по своему цвету напоминающего… человеческую кожу! Кипристы были настолько поражены сим “физиологическим” обстоятельством, что обожествили металл наряду с золотом.

Этот металл назвали “Купрос”, по имени самой богини и острова, на котором она родилась. Отсюда культ Киприды распространился на все восточное Средиземноморье. А, например, в Египте она считалась олицетворением начала и продолжения жизни. В чем пришлось убедиться анатомам конца XVIII века.

Вот как изложена эта необычная история в немецком календаре 1811 года, составленном директором гимназии из немецкого города Карлосруэ Иоханом Петером Хебелем: “Добрых пятьдесят лет назад или более в шведском местечке Фалун молодой рудокоп поцеловал свою юную красавицу невесту и сказал ей: “В день Святой Лючии пастор благословит нашу любовь, мы станем мужем и женой и совьем собственное гнездышко”.

Но когда накануне дня Святой Лючии пастор вторично провозгласил в церки: “Найдется ли тот, кто укажет, почему этим людям невозможно соединиться в браке?” – на его призыв откликнулась… Смерть. И хотя на другое утро, проходя мимо дома своей будущей жены в черной горняцкой одежде – а рудокоп всегда одет в это символическое смертное платье, - юноша стукнул, как всегда, в ее окошко и пожелал “гутен морген” (“доброе утро”), “гутен абенд” (“добрый вечер”) сказать ему так и не довелось.

И напрасно тем утром невеста обшивала для суженого черный галстук красным кантом, готовясь к свадьбе. Свидеться им более не пришлось. В тот день жениха завалило породой, и он не вернулся из рудника. День свадьбы превратился в поминки, и в скорби и слезах несостоявшаяся жена молила небеса лишь об одном: дать ей возможность узреть, хотя бы перед собственной кончиной, лик любимого.

И просьба ее была услышана! Через 50 лет, когда фалунские рудокопы захотели прорыть проход между двумя шахтами, то на глубине добрых 300 локтей они обнаружили завал и извлекли из-под обломков породы тело юноши, полностью пропитанное купоросом и потому не тронутое ни тлением, ни временем. Черты лица были такими, словно он умер всего час назад или же слегка вздремнул за работой.

Не нашлось, однако, никого, кто бы опознал этого юношу либо слышал о случившемся несчастье. Слух о найденном быстро обошел горняцкий поселок. И когда тело подняли на поверхность, пришла бывшая невеста того рудокопа, никогда его не забывавшая.

Седая и скрюченная, она приблизилась к площадке, опираясь на клюку, и сразу узнала своего жениха. Более в радостном восторге, нежели скорбя, она склонилась к мертвому возлюбленному, выглядевшему как живой, и, лишь оправившись от продолжительного и сильного душевного волнения, произнесла: “ То жених мой, о котором я горевала пятьдесят лет, и с которым Бог дозволил еще раз свидеться перед смертью. За восемь дней до свадьбы он ушел в рудник и больше не вернулся”.

Печаль и сочувствие охватили сердца присутствовавших. Они смотрели на бывшую невесту и на жениха в его юношеской красоте.
Затем она как единственная, кто остался из его близких и имел на него право, велела рудокопам отнести его в свою комнату, пока на кладбище готовили ему могилу.

В день похорон, когда рудокопы пришли за ее суженым, она отомкнула шкатулку и достала оттуда хранившийся десятилетиями свадебный галстук из черного шелка с красным кантом и повязала ему на шею. Сама облачилась в свое воскресное платье и пошла за гробом, словно это был день их свадьбы, а вовсе не день погребения.

Когда же тело опустили в могилу, она молвила: “Спи же спокойно в холодной свадебной постели, ибо недолго придется пребывать здесь тебе одному. Дел у меня осталось совсем немного, и я скоро приду”.

Через некоторое время она умерла, и ее похоронили вместе с возлюбленным. История их любви легла в основу многочисленных литературных произведений и легенды о засыпанном фалунском рудокопе, чье тело благодаря купоросной воде пролежало нетленным пятьдесят лет.

  • 14-07-2014, 14:45
  • Просмотров: 1501
  • Комментариев: 0


Поделиться новостью с друзьями

Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: